rblackfenix (rblackfenix) wrote,
rblackfenix
rblackfenix

8 марта: история одной узурпации

Век назад наемные труженики еще не стремились записать себя в «средний класс». Они считали себя провозвестниками и носителями новой цивилизации, основанной на подлинно человеческих ценностях, гуманности и высшей этики. Рабочая культура – в отличие от современных «субкультур» – не собиралась вписываться в существующий мир «культурного многообразия» как некий «островок» среди прочих иных. Она претендовала на «тотальность»: на то, что именно она будет фундаментом нового мира. В рамках этой культуры формировались свои представления о ценностях, свои нормы, традиции, культы героев и мучеников, свои символы и праздники…

Неудивительно, что за эти символы и праздники шла упорная борьба между различными течениями социализма – анархистами, с одной стороны, и авторитарными «социалистами» (социал-демократами и ленинистами), с другой. В ходе противоборства авторитарии нередко пытались присвоить себе не принадлежавшие им традиции, извратить их, придать им выгодный для себя смысл и угодное себе звучание. Так они сделали с песней «Интернационал», написанной анархистом Эженом Потье, а позднее – в урезанном виде, без антигосударственных и антимилитаристских куплетов – превращенной в гимны социалистических и «коммунистических» партий (см.http://aitrus.info/node/175). Так социал-демократы поступили с Первомаем, объявив «своим» праздником день памяти чикагских рабочих анархистов, которые вышли 1 мая 1886 года на улицы, потребовав 8-часового рабочего дня, и заплатили за это жизнью (см.http://aitrus.info/node/152). И точно такая же история произошла с днём трудящихся-женщин.

Начало движения


Традиции «боевого февраля и марта» рабочих-женщин, как и Первомай, возникли в США – одном из центров боевого рабочего движения 19 века. Как гласят городские легенды, в марте 1857 г. в Нью-Йорке женщины, которые работали на швейных и текстильных фабриках в Нижнем Ист-сайде, вышли на демонстрацию, добиваясь сокращения рабочего времени и улучшения условий труда. Марш был жестоко разогнан полицией. Историки до сих пор спорят, было это событие на самом деле, или его придумали «задним числом» для объяснения истоков дня 8 марта.

Следующий эпизод уже хорошо известен. В конце февраля 1864 г. забастовали работницы прачечных для стирки воротничков в городе Трой (штат Нью-Йорк). Эта работа считалась «хорошей», но была крайне тяжелой. «…Девушки должны были каждый день по 12-14 часов стирать с мылом, отбеливать хлоридом соды, добавлять разбавленную серную кислоту, чтобы отбелить воротнички, затем еще раз промывать воротнички с пеной, кипятить, протирать и полоскать, подсинивать и прокручивать их, крахмалить тонким и густым крахмалом, сушить и гладить. «Девушки» зависели в своей работе друг от друга, и хотя вода была горячей до кипения, их руки весь день покрыты отбеливателем и содой, а у многих были ожоги от утюгов, они старались делать все, как надо. Зарабатывали они всего 3-4 доллара в неделю, а если они наносили повреждение рубашке или воротнику, их заработок урезался» (http://www.nyspef.org/katemullaney.htm). Из-за этой работы в постоянно жарком и влажном помещении и появилось знаменитое выражение про «потогонный труд».
Инициатором стачки выступили Кейт Маллени, Эстер Киган и Сара Мак-Киллан. Работницы потребовали повышения заработной платы на 20-25% и установки гладильных машин, к стачке примкнули 300 женщин из 14 прачечных. По существу, это и стало началом первого устойчивого женского профсоюза в истории страны. Забастовка закончилась к 1 марта полной победой! В последующие годы профсоюз работниц прачечных активно поддерживал борьбу рабочих-мужчин, весной 1866 г. организовал новую стачку, добившись увеличения зарплаты до 8–14 долларов в неделю, принимал участие в объединении и развитии общего профсоюзного движения и помогал создавать союзы работниц в других городах.





Фото: Работницы перед прачечной


Решающее сражение с предпринимателями разгорелось в 1869 г., когда в профсоюз входило 450 женщин. Они потребовали увеличения ставки оплаты за дюжину отстиранных воротничков. Владельцы прачечных создали коалицию с производителями воротничков и решили разгромить союз. Забастовка началась в конце мая и продолжалась в течение долгих месяцев. Бастующим помогали другие профсоюзы, проводились многотысячные митинги, собирались средства… Хозяева нанимали штрейкбрехеров и пытались взять работниц измором. Чтобы противостоять им, прачки организовали свою кооперативную прачечную и стали пропагандировать идею рабочих кооперативов… В конце концов, героическая стачка потерпела поражение, а профсоюз прачек был распущен (www.nps.gov/nhl/designations/samples/ny/KateMullany.pdf)...

«Хлеба и роз!»




Женское рабочее движение в США постепенно развивалось и крепло, создавались профсоюзы, активизировалась забастовочная борьба. С 1908 года по стране прокатились волны стачек, в авангарде выступлений шли работницы швейных мастерских нью-йоркского Нижнего Ист-сайда и Международный союз дамских портных, многие из членов которого были анархистами и социалистами. В ноябре 1909 года они провели массовую забастовку на швейных фабриках, которая продолжалась 11 недель («восстание 20 тысяч»). Звучали призывы к всеобщей стачке. Несмотря на холода, полицейские репрессии и предпринимательскую тактику измора, работницам удалось одержать победу.



Фото: Участницы забастовочного бикета во время "Восстания 20 тысяч"



Фото: Активистки Международного союза дамских портных



Фото: Пикет во время "Восстания 20 тысяч"



Фото: Собрание бастующих женщин


В 1910 году бастовали 60 тысяч работниц и портных  по пошиву даских плащей; это победоносное выступление вошло в историю как «Великий бунт».
В марте 1911 на фабрике «Треугольник», которая стала инициатором забастовок, из-за отсутствия техники безопасности вспыхнул пожар: 146 человек погибли... В их похоронах участвовали 100 тысяч человек. Женщины приняли активное участие в знаменитой стачке текстильщиков в Лоуренсе (штат Массачусетс) в январе – марте 1912 г. Во время борьбы они скандировали знаменитый лозунг: «Мы хотим хлеба, но мы хотим и роз». Забастовку возглавлял синдикалистский профсоюз «Индустриальные рабочие мира».
В годы Первой мировой войны женщины из рабочих семей (работницы и жены рабочих) в воюющих и нейтральных странах Европы и Америки стояли в очередях за постоянно дорожавшими продуктами, поднимали голодные бунты и громили лавки, чтобы принести домой хоть немного хлеба. «Матери семейств, уставшие от бесконечных очередей в магазинах, страдая при виде своих больных и полуголодных детей, в данный момент значительно ближе к революции, чем все господа Милюковы, Родичевы и Ко; и, конечно же, они значительнее опаснее, так как они составляют взрывоопасную массу, которой чтоб взорваться, достаточно одной искры», – докладывала петербургская охранка в январе 1917 г. 23 февраля (8 марта по новому стилю) измученные очередями женщины присоединились к бастовавшим текстильщицам; толпа хлынула в центр города, требуя хлеба.





«Если будущие историки захотят узнать, кто начал русскую революцию, то им не следует создавать запутанной теории, – писал в дневнике очевидец событий Питирим Сорокин. – Революцию начали голодные женщины и дети, требовавшие хлеба. Они начали с крушения трамвайных вагонов и погрома  мелких магазинчиков. И только позже, вместе с рабочими и политиками, они стали стремиться к тому, чтобы разрушить мощное здание русского самодержавия» (http://www.owl.ru/win/books/genderpolicy/stites.htm). С бунта женщин 8 марта 1917 года началась Великая Русская революция.



Узурпация


Государственники пытались ориентировать женское рабочее движение на свои цели: введение всеобщего избирательного права для женщин. С такими идеями выступали как представительницы «среднего класса» (суфражистки), так и социал-демократки. После разгрома профсоюза прачек в 1869 году известная суфражистка Сьюзен Энтони заявила: если бы эти женщины могли голосовать, они бы добились политического равновесия… (http://genero.bvsalud.org/lildbi/docsonline/get.php?id=573). 8 марта 1908 г., под влиянием активности работниц текстильной промышленности Нью-Йорка, женщины-члены Соцпартии собрали массовый митинг в Ист-сайде с требованием не только 8-часового рабочего дня, но и всеобщего избирательного права. Социал-демократы стремились переориентировать женское рабочее движение на борьбу за политические реформы и участие в выборах. Социалистки создали Национальный женский комитет и с 1909 г. проводили (в последнее воскресенье февраля) выступления за избирательные права. Американская делегатка Мэй Вуд-Симонс привезла эту идею на международный социалистический конгресс в Копенгагене, где ее настойчиво поддержала немецкая социал-демократка (позднее – партийная «коммунистка») Клара Цеткин. Конгресс постановил: «В согласии с политическими и профсоюзными организациями классово-сознательного пролетариата в своих странах, социалистические женщины всех стран каждый год проводят женский день, который, в первую очередь, служит агитации за женское избирательное право… Женский день должен носить международный характер и тщательно готовиться» (http://de.wikipedia.org/wiki/Internationaler_Frauentag). Точная дата его проведения не была определена. Только в 1921 году вторая международная конференция женщин-коммунисток в Москве назначила ее на 8 марта, приурочив к дню выступления женщин Петербурга в 1917 году. Социал-демократы стали с 1920-х годов также отмечать этот день.

Борьба женщин-работниц и ее славные традиции были захвачены партийцами и вписаны в их идеологические схемы и политические маневры. А после Второй мировой войны «день 8 марта» получил официальное признание не только «старого» и «нового» женского движения, но также властей многих стран и даже ООН. Капитализм проглотил и растворил рабочую культуру. Задача революционеров сегодня – возродить ее заново.


В.Граевский

Tags: 8 марта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments